Без веры нет исцеления

Источник Благо Здравница дата . в разделе Мысли и советы современников, Церковь о здоровье

Врач Юрий Пономарев

С точки зрения медицины, причина болезни — в нарушении физиологического и психологического статуса человека и их взаимосвязи.

Существуют две медицины: одна имеет подход к лечению самих органов, другая медицина, холистическая — восстанавливает нарушенные межорганные связи. И хорошо, когда врач объединяет эти два подхода. Потому что в единстве целого организма, созданного Творцом, нет разделения.

Почему эти взаимосвязи нарушились, почему какие-то органы заболели?

Если попытаться ответить на этот вопрос, то необходимо сразу исключить очевидные причины болезни, такие как, например, инфекция, травма, врожденные пороки, т.е. болезни, имеющие под собой видимую физическую причину и природу, и остановиться на болезнях, которые такой причины и природы не имеют. Сейчас есть хорошая профилактика инфекции, большое количество антибиотиков, поэтому с инфекциями больших проблем в обычных ситуациях не бывает.

photo_1793_20060714

Большинство болезней в нынешнее время возникают вследствие так называемых «необъяснимых причин». Врачи в этом случае могут только предполагать, почему человек заболел. Чаще всего они говорят, что он вел неправильный образ жизни, нарушал правила питания, сна, труда, отдыха и т.д. Если заболел человек пожилой, ему говорят: «Возраст…». Очень редко врачи говорят, что он нарушил Законы Божии.

— А еще чаще, наверное, вообще о причинах не говорится, считается нормальным вдруг взять и заболеть.

— Да. Если бы мы знали, почему наступает болезнь, то могли бы ее предотвратить, а сделать этого мы не можем, потому что не знаем о причинах. Очень редко сейчас врач спрашивает пациента, давно ли он причащался, ходит ли в храм. Задать такой вопрос для врача даже считается неприличным. Хотя, сто лет назад, до революции, врач, прежде чем начать лечение, всегда спрашивал, как давно больной причащался. Если он не причащался больше полугода, то его не лечили до тех пор, пока он не сходит в храм, не исповедуется и не причастится святых Тайн Христовых. Потому что без этого усилия врача чаще всего бывают тщетны.

Современная медицина развивает, в основном, фармакологическую часть лечения, поскольку фармакология способна грубым физическим методом исключить симптом заболевания и создать видимость излечения. Тем временем болезнь может пройти сама собой, но если этого не происходит, больного переводят в хронические, и он принимает симптоматическое лечение до самой своей смерти. Практически все препараты сейчас имеют паллиативную природу, то есть лишь облегчают симптомы болезни и не действуют на саму болезнь.

— Вы говорите о причастии, о законах Божьих, а какая связь между законами Божьими и болезнями?

— Связь очевидная и непосредственная. Человек несет в себе Божью искру и Его дыхание, поскольку тело его сотворено из земли, а его душа сотворена Богом. Человек может жить без Бога всю жизнь, но умереть без Бога он не сможет. Болезнь, страдание — возможность задуматься о своих грехах, которые отделяют нас от Бога, и приблизиться к Нему посредством осознания своих грехов, раскаяния в них и перемены своей жизни.

— А вы можете, не просто как православный человек, а как врач, немного подробней рассказать о связи между каким-то определенным грехом и болезнью.

— Связи с грехами и болезнями непосредственны, но только Господь знает, за какой грех какая болезнь человека постигла. Но я думаю, что у Бога нет такой цели — заставить человека страдать, единственная цель — помочь ему спастись. Если человек сам делает шаги Ему навстречу, то страдания, которые на его долю выпадают, будут на благо. Если нет, то, может быть, заставят задуматься. А если и этого не произойдет, то эти страдания будут как таковые, человек смирится, и они будут ему в очищение.

Hospital Bed
Очень часто я наблюдал такую ситуацию: человек ведет совершенно неправильную, непотребную жизнь, он не кается в своих грехах, а наслаждается ими. И вот в конце жизни (а конец у таких людей, как правило, наступает рано) приходит внезапная и тяжелая болезнь, как, например, опухоль мозга. Сначала эту опухоль принимают за доброкачественную, удаляют. Потом оказывается, что она злокачественная и начинает расти внутрь мозга и прорастает его весь. Человек в страшных мучениях постепенно теряет рассудок, теряет понимание себя, теряет даже ощущение положения своего тела. В конечном итоге ходит под себя, не может самостоятельно есть, и очень сильно страдает.

В это время он не грешит. Возможно, в это время он кается, вспоминает свою жизнь и понимает, что эти страдания — за нераскаянные грехи. И этими страданиями грехи с человека снимаются, потому что он смиряется и к концу жизни становится как ребенок. Как ягненок, как жертвенное животное. И, умирая в таком состоянии, он спасается. Господь таким образом спасает даже неправедных людей. Поэтому в данном случае такие болезни — это счастье для человека, его очищение, вхождение в вечную жизнь.

— Вы говорите, что болезнь попускается Богом, и только Бог знает причину, почему Он это попустил. Но не является секретом, даже во внеправославных кругах, что, допустим, гнев приводит к болезни печени, грехи блуда нередко приводят к болезни половой сферы. Вы, наверное, в своей практике прослеживали такие закономерности?

— Да. Будучи наблюдательными людьми, мы можем увидеть эти связи. Мы всегда вопрошаем к Господу: «Почему?» и «За что?», но не с тем, чтобы сказать: «Не за что». Всегда есть, за что. Каждый человек сам чувствует, за что он страдает.

Один грех вызывает за собой другой. Например, грех чревоугодия и сластолюбия, когда человек хочет повкуснее и побольше покушать, ведет к изнеженному состоянию. Человек ленится, ему требуется больше сна, и в итоге он стремится к любострастию. Он стремится к тому, чтобы всё вокруг него было приятным и доставляло ему наслаждение. Таким образом развращается внутренняя среда человека и следующим шагом будет, безусловно, желание безудержных наслаждений. В том числе и наслаждение блуда, чрезмерного винопития — это всё очень связано. Когда человек вовлечен в блуд, он начинает лгать окружающим. Если у него есть семья, он начинает лгать в семье. Когда его начинают уличать в чем-то, это вызывает у него, как он считает, праведный гнев, потому что нарушают его свободу, на которую он имеет право…

Тяжелые грехи, такие как гнев, блуд, гордость — всё имеет последствия.

Самое простое, что бывает в случае блуда, и самое распространенное, — тяжелые инфекционные заболевания половой сферы. К тому же в последнее время многие болезни не лечатся. Многие из таких простых заболеваний, которые раньше исцелялись (хламидиоз, трихомониаз, например), сейчас обладают сопротивляемостью к лечению. В 80% случаев они есть у людей, которые живут беспорядочными связями.

Есть такая поговорка, модная среди врачей, что каждый мужчина доживает до своей аденомы. На самом деле аденома, опухоль, замещающая ткань простаты, является прямым следствием воспаления. И если бы не было воспаления, если бы мужчины соблюдали целомудрие, то ни у кого не было бы никакой аденомы. Раньше практически не делали таких операций, это было очень редко.

Гнев — тоже грех, потому что гнев направлен на кого-то. Человек ненавидит другого, а ненависть к ближнему — это фактически ненависть к Богу. Потому что человек — это образ Божий. Может быть явное или скрытое проявление гнева. Если у человека происходит неконтролируемый гнев — состояние, в котором он может ломать вещи, бить людей, причинять вред окружающим и себе самому, — это состояние, близкое к помешательству. В этот момент человек не просто «нормальный человек в гневе», а он психически болен. У него в мозгу выделяются нейромедиаторы, вещества, которые приводят кору головного мозга похожей в такое же состояние, как у больного шизофренией во время маниакального психопатического приступа. И такое состояние, если человек допустил его единожды, может становиться привычным.

Поэтому если человек его не блокирует, не считает грехом, не пытается работать с этим с помощью молитвы, церковной исповеди, то гнев, рано или поздно, захватит человека: он будет просто полусумасшедший. Хотя, будет считаться, что это нормальный человек, просто у него такой характер. Нет, это уже не характер. Гнев — это психическое нездоровье. Такое состояние может привести к шизофрении, к шизоидному состоянию. Состояние химизма мозга абсолютно такое же.

В состоянии гнева происходит резкий выброс желчи, что приводит к длительному спазму желчевыводящей системы, и начинается застой во внутренней части печени, с повреждением ее внутренней структуры, очень тонко и нежно устроенной. Это ведет к расстройству сна. У мужчин может привести к импотенции. Как правило, гневливые люди импотенты. И, как ни странно, это может привести даже к развитию геморроя, с кровотечениями и разрушением толстого кишечника.

Один иеромонах однажды говорил мне, что в грехе есть две части. Одна очень мимолетная, начальная, которая приносит человеку удовольствие, а вторая, последующая, очень тяжелая и длительная — это смех дьявола над Богом и над человеком, созданием Божьим.

Это тяжелое такое «похмелье» после греха. А человек, когда к греху стремится, видит только первую часть греха, а вторую не учитывает. Надо всегда смотреть на вторую и не давать греху соединяться с собой.

Есть книга Никодима Святогорца «Невидимая брань». Эта книга помогает осознать связь между грехом и болезнью и понять, что сам по себе грех уже является болезнью. Не нужно ждать пока печень откажет, почки воспалятся, простатит начнется, или рак в мозгу разовьется, не дай Бог. Грех — уже болезнь, и надо ее лечить, надо обращаться к духовному врачу. Духовный врач — это и душ и телес наших врач, это Господь наш и спаситель Иисус Христос, сын Бога.

Некоторые говорят, что к Богу ведет много путей, и у каждого человека свой путь. Но это ошибочная точка зрения. К Богу ведет только один путь, этот путь заповедован Христом. Апостолы нам о нем рассказали, и сейчас можно учиться этому у святой церкви. Других путей к Богу нет. Кто-то может, конечно, их пробовать, но тогда пусть не расстраивается, когда в какой-то момент придет смерть, и он не успеет.

— Это интервью будут читать люди тяжелобольные, смертельно больные, чаще всего это рак. Можно что-то сказать о причинах рака?

— Рак, с моей точки зрения, является проявлением Божьей милости, подарком небес человеку. Потому что он думает, что умрет, даже может знать, когда примерно это произойдет. Человек страдает, значит, он не может грешить в это время. И он знает, что нет смысла в дальнейшей мирской активности, что заставляет его ограничиться только духовной работой.

К сожалению, многих людей болезнь застает неверующими. Это основная беда и основное горе для них. И надо пытаться, во что бы то ни стало, способствовать тому, чтобы они поверили Господу своему. И поняли, что они болеют не за что-то и не почему-то, а для чего-то. Смысл не в том, чтобы искупить грехи страданием, — нет никакого искупления, смысл в том, чтобы прийти в состояние покаяния. В это состояние человек приходит, только когда он смиряется. А болезнь человека смиряет. Он мог всё, а теперь не может ничего. Все зависели от него — а теперь он зависит от всех.

У меня есть очень давний друг, архитектор. Мы с ним 20 лет знакомы. Очень хорошая православная семья, особенно супруга. Она практически всё свое свободное время уделяла делу молитвы. И однажды она пришла ко мне и сказала, что вот уже неделю не ходит в туалет, ее живот сильно увеличился. Я ей помог процедурами восстановить функции кишечника. После этого обнаружил, что в животе находится посторонняя жидкость, так называемый асцит. По результатам осмотра было видно, что у нее буквально за полгода, которые я ее не видел, развился тяжелый онкологический процесс. Я сказал ее мужу, что, скорее всего, это рак поджелудочной железы, и что примерно дней через 30-40 она скончается. И уже после инструментального обследования (ей сделали гастроскопию) у нее был обнаружен рак желудка в четвертой степени, с прорастанием во все окружающие органы, с метастазами по всей брюшине, и даже в кости и в поджелудочную железу.

Когда она пришла ко мне после обследования, она уже понимала, что с ней происходит. Она лишь спросила, стоит ли ей прилагать какие-то усилия к лечению с помощью химиотерапии, или чего-то еще. Я сказал, что в этом случае химиотерапия не помогает, хотя врачи ее назначают, но она является вредной. Она человека отравляет, может быстрее привести к интоксикации и даже к токсической коме. А для больного раком находиться в состоянии нечувствия — это всегда плохо, потому что в таком состоянии человек не может размышлять о Боге, не может вспоминать свою жизнь, не может молиться. Ну и, естественно, причащаться он в коме тоже не может.

Поэтому было принято решение остаться дома, в больницу ее уже в таком состоянии не брали. Мы помолились вместе, попросили друг у друга прощения, и она уехала со своим мужем домой. Ровно через сорок дней она преставилась, отошла ко Господу. Причащалась она каждую неделю, все эти сорок дней молилась, умерла на руках своей дочери в состоянии полного сознания. Всё это время за нее молились в нескольких храмах, монастырях, в которых мы подавали молитвенные прошения за нее. И за всё это время она не испытала никаких болей, несмотря на такой тяжелый процесс. Она практически не могла уже ничего есть, только пила немного воды и иногда испытывала небольшие спазмы в желудке, находясь, всё время в светлом сознании и твердой памяти. Умерла в таком ангелоподобном состоянии в ночь после исповеди и причастия. Так умирают настоящие православные люди.

Я думаю, что люди, которых постигла такая судьба, — онкологическая болезнь, должны с нею смириться и сделать выбор между этим миром и миром Господним. Если этот выбор будет правильный, то во-первых, быстрее перестанут страдать, т.е. отойдут ко Господу, во-вторых, болезнь будет им во благо.

До болезни Господь иногда попускал быть по-нашему, как мы хотим. А в данном случае у человека уже выбора нет, он не может поступить так, как он хочет, потому что он немощен. И он будет поступать по Божьей воле. И если он выживет — слава Богу, если не выживет — тоже слава Богу. Если он пришел к Господу на земле, исцелившись от рака — слава Богу, а если он не исцелился от рака и пришел к Богу после того, как он ушел отсюда — так это даже еще лучше!

У больных раком нет никаких причин и оснований впадать в уныние, депрессию, печалиться о своем состоянии, они должны радоваться. Единственное, что им может мешать радоваться — это сильные боли, которые бывают при раке. И вот здесь врачам нужно приложить все силы, чтобы люди, хотя бы физически, так сильно не страдали. И так осознание своего состояния является невыносимым для многих.

— Тема эта обращена главным образом к нецерковным людям, которые стоят сейчас в очереди к мощам Матронушки, надеясь на исцеление, но не понимая, на самом деле, зачем болезнь, зачем исцеление, не понимая, что они еще могут сделать, чтобы повысить вероятность исцеления. Многие думают, что все дело в количестве подходов к мощам Матронушки. Вот главный вопрос, что еще можно сделать для исцеления?

— Это вопрос веры. Если человек не верит, то, конечно, не будет и исцеления.

Что значит вера? Здесь можно представить такой образный пример. Человек стоит на краю обрыва, лицом к нему, и всё, что за его спиной — это его прошлая жизнь, и вообще жизнь мирская, жизнь на земле. Всё, что перед ним, в пропасти, — это прекращение жизни и смерть. И он стоит таким образом, что половина его стопы находится на земле, а половина уже висит над обрывом. Если он медленно начнет перемещаться вперед, то будет какой-то «момент невозврата», когда он ничего не сможет сделать, чтобы переместить центр тяжести обратно и остаться на краю обрыва и начнет падать. И в тот момент некоторое время он будет еще жить, будет думать, но будет уже точно знать, что неизбежно упадет и в конце этого падения он перестанет жить. Вот эти два состояния — «до» и «после».

Некоторые играют в веру. Они пытаются балансировать таким образом, чтобы вовремя вернуться назад, чтобы не позволить себе упасть.

Когда человек тяжело болен, он должен настолько вверить себя Богу, чтобы ему было безразлично, останется он жив или нет. Он должен, не раздумывая, переступить эту грань, наклониться вперед и бросить себя в любящие руки Господа. И тогда может случиться чудо. Он может даже начать падение, но вдруг его Господь возвращает на землю, и он исцеляется. Такое бывает.

Когда человек с задней мыслью, что он еще может жить как прежде, что он управляет чем-то, подходит к мощам святого, то никакого исцеления не будет. Конечно, ему будет полегче: святые насколько милостивы, что, даже несмотря на несовершенство веры человека, они все равно будут ему помогать. Но часто помощь не наступает не потому, что ее не может быть, а потому что человек сам от нее в этот момент отказывается, отрешает себя от воли Божьей и от молитв этого святого за него. Сколько раз такое было… Просим одно, а делаем другое совсем.

В вечернем молитвенном правиле есть примерно такие слова: «Почему я хочу спасения, а делаю всё, что противоречит спасению? Почему, Боже?». С этой молитвой мы обращаемся к Богу. Если обращаться каждый день, то, в конце концов, получаем ответ, и этот ответ будет в нашем действии.

Хорошо еще до болезни, когда человек еще здоров, вот так вверить себя воле Божьей. А когда человек болен, то уж точно надо так сделать. Человек так же вверяет себя в любящие руки Бога, как ребенок, который, не раздумывая, прыгает в любящие руки матери, когда она ему говорит: «Прыгай, я тебя поймаю!». Точно так же и человек, если он смирится настолько, что ему будет всё равно, получит помощь.

Конечно, в это время нужно прекращать всю суету. Единственным желанием должно быть молитвой соединиться с Богом. Внешние действия, может быть, этому и не мешают, но внутренние желания, страсти будут мешать. Если человек привычно что-то делает, это не так опасно. Но если он всё еще хочет того, чего у него нет, пытается чего-то земного достичь и не останавливается, то стремление к непомерному постижению, достижению, обладанию приводит к усугублению болезни, к скорейшей смерти и к еще большим страданиям. Ведь именно это и является причиной болезни.

Господь создал мир, установил закон и создал в нем человека. А человек каким-то жутким, дьявольским ухищрением пытается убедить себя и окружающих в том, что вправе этот закон не только нарушить, но и установить свой. Но мы знаем, чей это закон, и кто устанавливает его через такого человека, — это сам дьявол. И как только человек чувствует в себе силу менять законы Божьи — это безнадежный случай.

— А если человек верит в то, о чем вы сейчас сказали, но не обладает религиозным опытом? Он не понимает, что значит «предаться воле Божьей».

— Он должен вспомнить, каким он был, скажем, в три года, когда он маме своей полностью доверял. Чтобы человек был как ребенок. Это и есть предаться воле Божьей. Когда человек во взрослом состоянии сознательно таким становится — это и есть просвещение. Тогда человек и перестает бороться с Богом. Ему ничего не надо делать. Просто не нужно этому сопротивляться. Больные люди, как мне кажется, как никто другой могут это почувствовать, такое свое бессилие.

— Это одна часть — внутренняя, но люди привыкли к чему-то внешнему. Недаром они идут к мощам Матронушки. Понимают, что надо проехать, пройти ногами, купить цветы — внешнее людям более понятно. Что из внешней работы люди должны сделать? Пойти на исповедь или еще что-то?

— Очень важно научиться молиться. Человек нецерковный сам молиться не умеет и поэтому обращается к святым милостивым людям за такой молитвой. Безусловно, если человек не молится, не верует до такой степени и не имеет религиозного опыта, это не значит, что он не получит никакой помощи. Нам даже трудно вообразить, насколько добры эти святые люди, насколько они милостивы и понимающи к нам, простым смертным людям. Мы, обращаясь к ним через молитву, обращаемся к самому Господу. Вообще, русским людям не надо объяснять, что значит «попросить от души», а иностранцы не всегда понимают. Т.е. попросить по-настоящему, не просто: «Нужно — дай», а «Дай, пожалуйста, потому что мне так нужно, без этого никак». Это внутреннее чувство — «попросить от души» генетически свойственно любому русскому человеку. Поэтому нужно просто прийти и попросить от души.

— Куда прийти?

— К мощам святых, к иконам чудотворным, в храм, просто к стенам храма. Встать на колени и просить около храма.

У меня был такой опыт. Я, еще будучи некрещеным язычником, просил ночью около стен небольшого Иверского храма (были неприятности большие, угрожающие даже жизни). Встал на колени возле храма, совершал крестное знамение, просил Бога о помощи. И эту помощь получил.

Был и другой случай. Архимандрит Стефан, настоятель Иерусалимского подворья, повенчал нас с женой и узнал, что мы нечасто ходили в храм в то время, всего лишь раза два-три в год. И сказал, что он, конечно, понимает, что мы заняты, что надо отдохнуть, что у нас тяжелая работа. «Но, знаете, — говорит, — сейчас в каждом районе есть церковь, где проводятся службы. Найдите время, просто подойдите к храму Воскресения и коснитесь его стены рукой. Будет считаться, что вы побывали в храме. Это очень важно. Так и делайте, я вас благословляю». И по послушанию я так делал. А потом подумал: «Что же я подхожу к храму, а в храм не захожу». В храм зашел — там служба. Думаю: «Что ж, подожду до конца службы». Подождал, потом думаю: «Что я тут просто так стою, давай я тоже молиться буду». Начал Иисусову молитву читать. Потом думаю: «Я же не понимаю, что здесь поют, что здесь происходит, что вообще за служба, как она называется». Изучил литургию. Опять думаю: «Люди подходят, что-то принимают, причащаются… Что ж я тут службу стою, молюсь и не причащаюсь?!». Узнал, как причащаться, поститься, как исповедоваться. И постепенно по благословению от одного прикосновения к храму, видите, что происходит…

Ценно желание человека сделать первый шаг. И попросить. Когда он просит, он уже в этот момент смиряется. И когда он просит от души, уже в этот момент в его сердце сам Господь творит молитву, как нужно.

Поэтому пойти к мощам, постоять в очереди, купить цветы, приложиться к мощам — это всё необходимые внешние действия. Естественно, за этим последует и дальнейшее. По силам, конечно, всё должно происходить. Некоторые больные не в силах стоять на службах. Тогда можно просто прийти накануне вечером в пятницу, к концу вечерней службы, исповедаться. Вечером никакой очереди нет на исповеди. Это первое таинство — исповеди. А на следующий день прийти утром и причаститься. Причастие — это второе таинство. Вот уже и состоялась присоединение человека к телу христианской церкви через, как минимум, три таинства: святое крещение, исповедь и причастие.

Хорошо у себя дома иметь какие-то святыни, которые были в контакте со святыми мощами, с телами святых. Например, освященные иконы, приложенные к мощам, цветы, как от Матронушки, воду святую, антидор или просфоры из храма. Их нужно постоянно принимать. В этот момент мы как бы входим в такой же точно молитвенный контакт, и наше участие в этих тайнах исцелении становится более активным, мы тогда вправе надеяться на то, что какое-то чудо может произойти.

В Дивеево был такой случай. Для меня, врача, он был интересным. Родилась девочка, при родах мама скончалась, девочка испытала тяжелую асфиксию и родилась полностью неподвижной. Отец не отказался от нее, кормил, выхаживал. Он оставил работу, продал свою квартиру и переселился в деревню, туда, где чище воздух, лучше продукты, в сорока километрах от Дивеево, потому что в самом Дивеево жилье очень дорого.

Потом подумал, наверное: «Ухаживаю за одной девочкой, возьму такую же». Взял еще одну такую же девочку из детдома. В итоге усыновил он двенадцать детей. Его девочка начала двигаться, себя обслуживать, кушать научилась, играть, ручками двигать. Потом научилась ходить. Он каждый Божий день привозил ее за сорок километров на Канавку Царицы Небесной, и ходил с ней по этой канавке кругами, молился, а потом возвращался к себе домой. Дома у него постоянно непрерывно горит 64 лампады — около каждой иконы — лампада, и он всё время молится. Внешне он похож на юродивого, которому от мира совсем ничего не нужно. А девочке сейчас лет 15. Около трех лет назад, когда я ее видел, она ходила с ним за ручку. Конечно, видно, что она немного прихрамывает, она инвалид, но родилась-то совсем неподвижной, а сейчас может ходить сама и без поддержки.

К нему подходят, жертвуют деньги, просят помолиться, и он молится за всех людей. Такой вот местный юродивый, настоящий Христа ради живущий человек. Заботится о своих детях: они не оборваны, одеты, во что люди пожертвуют, учатся в школе, питаются — всё нормально. Живет двенадцать детей, некоторые уже выросли. И самое главное — эта девочка ходит. Разве это не чудесное исцеление? Врачи ее не лечили, ни одного укола не сделали.

— Эта история поднимает еще одну тему: люди ожидают быстрого ответа. Я подошел к мощам, если исцелился — хорошо, если не исцелился, значит, что называется, «здесь нечего ловить». А на примере этой истории мы видим, что нужно пройти некий путь. И очень часто в историях исцеления мы читаем, что человек, даже и благочестивый, проходит длительный путь страдания, осознания чего-то, прежде чем ему бывает даровано исцеление. Как бы вы это объяснили?

— Я думаю, что просто нужна жертва. Жертва может быть разная: жертва себя (например, как мученики), времени, удобства. Некоторые люди отказываются от греха — это тоже жертва. Они отказываются от той жизни, к которой они привыкли, в которой всё можно. Жертва может быть и денежная, хотя не всё можно купить. Желание отказаться и от того, что не нужно, и от того, что нужно, и оставить только необходимое. Различить необходимое, нужное и ненужное в жизни человека очень важно. И жертва эта — отказ от нужного в пользу другого. А то, что не нужно и люди несут в церковь, это не жертва. Это просто благочестивый поступок, даяние такое. Другое дело, когда у тебя есть две одежды, и ты разумно рассуждаешь, что не нужно две и одну отдаешь. Это уже жертва.

— Зачем нужна жертва? Ведь «у Бога всего много».

— Нужно не Богу, а человеку, который жертвует. Жертва нас освобождает от тяжести мира. Есть хорошее высказывание архиепископа Феофана (Быстрова): «Бойся сделаться рабом мира». Жертва — это путь из рабства мира. Мир порабощает человека желаниями. Жертва — это сознательный отказ от того, чем порабощает нас мир. Поэтому жертва нужна нам. Мы жертвуем Богу только наше сердце, мы просто пускаем Его туда, освобождаем для Него место. А если место не освободим, как Он вселится туда?

Когда я был на Афоне, старец Илларион сказал, что, «даже потребляя пищу, оставь место для Бога». Это не значит, что Богу нужен кусочек, который мы не доели. Богу нужно место, которое этот кусочек занял бы в душе, в сердце человека. Вот в чем смысл жертвы. Постепенно такого места будет становиться всё больше и больше…

— Я понимаю, что этот вопрос прозвучит несколько прагматически, но где мера той жертвы, которая необходима? Чем определяется, что этой жертвы достаточно?

— Это, наверное, внутри каждого человека решается. Вот, например, отдал чуть-чуть и пожалел об этом, жертвы не произошло. Отдал много, но, если это лишнее — жертвы тоже не произошло.

Я думаю, что должно быть абсолютно искреннее желание помочь ближнему. И помочь не как господин, а как слуга. Человек может не принять твою жертву. Не из гордости, а просто, если он видит неискренность. И это будет катастрофой для жертвующего. Нужно помочь, как слуга, т.е. ты готов служить этому человеку, поэтому ты ему просто отдаешь. Есть ли мера служения слуги? Нет. Он слуга, его задача — служить своему господину. Точно также мы, видя Христа в каждом человеке, служим не этому человеку, а Христу.

— То есть важны не только наши действия, но и цели, которые мы при этом преследуем.

— Если человек хочет спастись для того, чтобы жить как прежде, сохранять относительно комфортное качество жизни, то исцеления не произойдет. Если ты будешь жить, как прежде, какой же тогда смысл в твоей болезни и в исцелении?

И пока человек так будет думать, он не то, что не исцелится, а ему даже болезнь не будет во благо. Господь будет держать его на земле. Как правило, тяжелые, неизлечимые болезни излечиваются в смерти человеческой. Это тоже исцеление, и если тяжелобольные люди это поймут, то они успокоятся. Они должны принять это. Если нет, никакого чудесного исцеления не произойдет. Они должны быть готовы к смерти, как любой монах готов, как любой верующий должен быть готов.

В монастыре Дохиар святой горы Афон, там, где находится икона Божьей Матери «Скоропослушница», монахи трапезуют в храме. Там есть храм для молитвы, а есть храм, где происходят трапезы. Над входом в него висит настоящий гроб, покрашенный черной краской. Монахи сидят за столом, трапезуют, а перед ними висит гроб для того, чтобы они помнили о смерти. Они должны быть готовы к смерти, будучи живы.

А эти удачливые люди, которым Господь послал такое испытание, и тем приблизил к себе, имеют возможность, не будучи монахами, с помощью болезни подготовиться к осознанию неизбежности своей смерти. В этом осознании, еще раз подчеркиваю, должны жить все мы. А мы не живем так, иначе бы мы не грешили.

Исцеление в смерти тоже считается исцелением. Исцеление будет в любом случае, но оно будет таким, как Богу угодно.

— Вы можете вспомнить случай исцеления из своей практики, которое произошло, на ваш взгляд, благодаря тому, что человек изменился, изменил свои взгляды, изменил свою жизнь?

— Таких случаев немало. Просто чаще всего люди склонны приходить на лечение с болезнью, и лишь немногие потом звонят, чтобы сказать, что их ничего не беспокоит, что они вылечились. Они просто исчезают из моей жизни, потом появляются спустя пять-шесть лет для того, чтобы привести кого-то из своих родственников, или у них что-то еще заболит, или что-то понадобится. А чтобы позвонили и сказали, что всё прошло, всё хорошо, так очень редко бывает. Но практически все, кто звонит, свидетельствуют об этом. И, как правило, все эти люди, с некоторых пор ведут церковную жизнь: они молятся утром и вечером, по воскресеньям посещают храм, исповедуются, регулярно причащаются по всем церковным праздникам, в особенности двунадесятым, ведут благочестивую жизнь, стараются не грешить хотя бы смертными грехами.

Еще до своего крещения я был очень близко знаком с одним человеком. Он был православным изначально. Богатый человек, но ведший крайне развратную жизнь. Кроме того, он интересовался еще и оккультизмом. Сейчас есть такое омерзительное течение, которое связано с индейцами племени майя — центральноамериканская секта, посвященная учению этих майя, толтеки, Кастанеда и т.д. Это просто неприкрытый сатанизм. Цель их учения — не покоряться воле Божьей, а научить человека, как жить без Бога и как не умереть без Бога. Это такой же откровенный вызов Богу, как дьявол тогда бросил. До своего крещения я тоже познакомился с этим учением по книгам и даже общался с адептами этой школы.

Мы, можно сказать, дружили с этим человеком, вместе купили небольшой участок земли на полярном круге, построили там дома, планировали вместе отдыхать. При всем этом он был искренне верующим православным человеком: ходил в храм, исповедовался, причащался время от времени, но не так, как надо, не до конца. Потому что покаяние, в переводе с греческого, означает «изменение» — изменение воззрения, изменение жизни. А его жизнь сильно не менялась. У него была вторая, незаконная семья, и он жил при этом с венчанной женой. Во второй семье у молодой жены были дети. Он погряз и запутался в этой жизни. И когда он начал вникать в основу православной веры, что такое есть исповедь настоящая, он стал периодически общаться с одним благочестивым человеком, иеромонахом Гавриилом с горы Афон. Исповедовался, получал у него духовное окормление. И у него начал возникать внутренний конфликт.

Он понимал, что жизнь, которой он живет, абсолютно непотребна. Он перестал творить беззаконие, касающиеся этих страшных сатанинских сект, и единственное преткновение в его личной жизни касалось второй семьи. Он не мог бросить детей, был привязан к молодой жене и не мог оставить свою прежнюю жену. Она обо всем знала, и глубоко в душе была обижена, но прощала. И он начал пить, чтобы забыть обо всем. Не в силах решить проблему, он решил ее просто не чувствовать. Пил очень много: около двух литров вина ежедневно. Это продолжалось в течение года. И в какой-то момент с ним случилось то, что и должно было случиться. Он попал в больницу с обширным инсультом, но, как ни странно, Господь сохранил ему способность двигаться, разговаривать, вставать, себя обслуживать. К нему сразу приехал священник. Он исповедовался, причастился, пособоровался. Покаялся перед своей женой. Он сделался как ребенок. Это было такое глубокое раскаяние, что даже внешне было видно, что человек полностью переменился.

Казалось бы, (для тех, кто ищет чудесного исцеления), что человек изменился и сейчас произойдет исцеление. Но, если бы он вышел из больницы, мир бы его не отпустил — настолько глубоки грехи и зависимости, которые он сам создал. Настолько велика была над ним власть мира, что, вернувшись в него, он опять упал бы в грех. Это было бы страшно. И поэтому, буквально через сутки после того, как произошло его глубокое покаяние, случился второй инсульт, и через полчаса он был мертв. Он умер в состоянии глубокого раскаяния.

На Афон позвонил священник, который его исповедовал. Он позвонил отцу Гавриилу — старцу на Афоне, у которого он окормлялся, и рассказал, что случилось, и что этому предшествовало. Старец в радости воскликнул: «Сам Господь поведет его за руку в обитель праведных!». Так что, чудесным образом, видимо, по молитвам святых, произошло изменение человека, буквально за пять минут.

Если кто-то думает, что он сейчас болеет, потом исцелится, вернется в прежнюю жизнь и всё будет так, как раньше, — это очень плохо. Я не раз бывал свидетелем того как как неизменение сознания человека, его отношения к Богу приводили к печальным последствиям.

Многие пациенты внемлют сейчас увещеваниям и проповедям. Поэтому очень многие получают исцеление. Вот, например, бесплодие женское. Бывает у мужчины семя пустое и женщина не может беременеть. По сравнению с тем, что человеку предстоит смерть через несколько месяцев, это мелочь. Но для медицины и эта болезнь – неизлечима. Но вот они воцерковляются. Потому что у них в корне изменилось сознание.

Обратился ко мне молодой человек, который отсуживал собственность по Москве. Часто чужую, неправедно взятую кем-то, а часто — и праведно взятую, свою. И он отсуживал успешно. Получается, человек замешан в какой-то неправде. И, когда он стал регулярно ходить в храм, вести православную жизнь, соблюдать посты, он понял, что так жить нельзя, хотя это и приносит очень много денег. Но он, не жалея, оставил эту деятельность. Я думаю, если бы он так не сделал, он мог бы сейчас уже физически не жить. Потому что эти все рейдерские практики добром не заканчиваются.

Сейчас он занимается далеко не прибыльным медицинским бизнесом, поставляет медицинское оборудование, которое не очень востребовано, т.к. очень дорогое. Но он занимается тем, от чего от есть польза людям. Он зарабатывает далеко не столько, как прежде. Даже ездит на машине родителей, потому что собственную машину не на что отремонтировать. Его жизнь в корне изменилась: они с женой живут счастливо, «душа в душу», у них растут трое детей. Это настоящее чудо.

Сейчас они с женой постятся, а раньше — Голландия, отдых, рестораны, наркотики, веселая жизнь. Всё, как положено у богатых людей, ничем не стесненных. Сейчас всё не так: жертвуют деньги, храм помогли отреставрировать, в том числе и своими деньгами. Домик приходской для священника построили, чтобы там можно было с людьми беседовать, отдыхать после служб, принимать прихожан; много жертвуют в церковно-приходскую школу. Так люди меняются.

Вот еще один случай. Звонит мне человек и говорит: «Это Азиат». А я думаю: «Кличка что ли?» — «Хочу прийти полечиться». Приходит ко мне маленький скромный мальчик, на Филиппка похож. Беззащитный. Разматывает руку, а у него две обнаженные кости торчат и какая-то железяка. Вокруг всё в гное, воспалено, он двинуть рукой не может.

Я говорю: «Дорогой, тебе нужно в больницу. Ты куда пришел-то? Здесь ведь иголками лечат». — «Я год уже, — говорит, — в больнице лечусь, в госпитале ГУВД».

А он борец, за ГУВД боролся. Попал в аварию на маршрутном такси. ЗИЛ помял машину, пробил голову и сломал ему руку: он сидел как раз около водителя. Папу у него убили, отчима зарезали в Туве, мать пьет, сестры болеют (не замужем, нигде не работают). Он институт спортивный закончил, ничего и никого здесь у него нет. Девушка, правда, есть, тоже тувинка.

В госпитале говорят: «Будем тебя по статье списывать». Даже не демобилизовывать, а списывать. «И руку тебе отрежем. Не срастается, значит, ампутируем».

«Ну ладно, — говорю, — давай лечиться».

Сам понятия не имею, как лечить, никогда такого не лечил. Вот, помолясь, по наитию начал работать. Примерно через полгода у него вышли все секвестры. Я доставал оттуда куски костей, которые вытеснялись самим телом. Для меня это было страшно, хотя я хирург по образованию, но давно не имел практики, тем более такой, я ведь не травматолог был. И вынимал я эти кости, максимально аккуратно вычищал гной, чтобы не причинить боль. Отменил неправильное лечение, которое назначили врачи. Примерно через шесть месяцев рана полностью закрылась, осталась одна маленькая дырочка, через которую сочилась сукровица, и воспаление вокруг неправильно поставленного аппарата. Договорились в госпитале МВД с моим знакомым врачом и его определили туда. Там достали ему этот аппарат и сказали: «Всё, вот теперь твоя рука — такая, как есть». А рука без костей, обе кости перебиты. «Мы ничего не можем сделать, потому что у тебя остеомиелит, разложение костей идет. Можно, конечно, руку ампутировать, а можешь вот так, со сломанной рукой ходить». И отправили его домой. «Пока, — говорит, — полностью свищ не закроется, остеомиелит не прекратится, сказали не приходить». А это означает, что отказались от него навсегда, потому что по понятиям обычной медицины остеомиелит никогда не прекращается.

Я взял бамбуковую палку, вырезал из нее фрагмент и сделал ему лангету. Примотал всё это бинтом, повесил на шею. «Вот так будешь ходить, и приходить ко мне каждый день на лечение. Я буду промывать свищ, колоть иголки, ставить лекарства, мазать бальзамами специальными. А еще настало время покреститься».

Мы познакомились с Азиатом еще до моего крещения, я тогда тоже буддистом был. Он знал меня как буддиста, и я был для него авторитетом. А тувинцы — воинствующие язычники. Они в Туве срывают кресты с детей, если видят, что идут крещеные дети. Считается, что малые народности — веротерпимые буддисты. Ничего подобного. Это очень древний народ, уранхайцы. Они были передовыми войсками Чингисхана. Глубоко в генах они воины. Раньше они были нашими завоевателями. Теперь, конечно, всё изменилось, но генетика осталась. Они маленький, очень воинственный народ, сохранили свои традиции.

Дядя у Азиата — потомственный шаман. За двести лет уже несколько поколений шаманских сменились. Это у них были местные верования, еще до буддизма.

Тем временем, Азиат женился и у него родился первый ребенок. Жена его отличалась непростым характером: она могла его побить, а он, естественно, не мог ответить ей тем же, потому что она женщина. Могла прогнать его, могла внезапно выбежать босиком зимой на улицу и прятаться в подъезде, чтобы муж подольше нервничал.

Я говорю: «Креститься будешь не только ты, но и твоя жена, и твой сын».

Он поговорил с женой, назначили день крещения. Я купил кресты, крестильные рубахи, был крестным. И вот наступает день крещения, он звонит мне и говорит: «Жена отказывается креститься, я один пойду». — «Нет, — говорю, — один ты не пойдешь, только с женой». — «Можно она приедет к вам?» — «Пусть приедет ко мне, мы с ней поговорим».

Она приезжает ко мне, вся в слезах, плачет: «Как же я буду креститься?! У нас никто не крещеный, мы совсем другие — у нас другие традиции, другой народ».

Поговорили мы с ней, вспомнили, кого Господь приветствовал первым — самарянку, которая была язычницей, и как Он был к ней добр. Вспомнили нашу историю тысячу лет назад — тоже раньше никогда не были верующими. Это мерзкое язычество и до сих пор проявляется в генах — вон, сколько сейчас неоязыческих сект по всей земле, как черви расползаются. Обо всем поговорили, она утерла слезы: «Я побегу за сыном, а то не успею привезти его к крещению».

И поехали креститься. С нами поехала еще одна тувинка, их знакомая. У нее были страшные головные боли, и она в больнице лежала без толку, потому что ей не могли поставить диагноз. Она не могла разогнуть шею, у нее был постоянно такой спазм, что голова была между коленей, Только так она могла плакать, не теряя сознания, потому что боль не отпускала. Ее в таком виде забрали в храм прямо из больницы. Она скрюченная лежала на банкетке, пока священник читал молитвы. Ее на руках поднесли к купели, помазали, окунули, вытащили. На какое-то время ее отпустило, она постояла.

photo15
Это было зимой, крестил в Спасо-Андрониковом монастыре в храме Спаса Нерукотворного, отец Вячеслав, настоятель. Там у них настоящий баптистерий — сваренная большая бочка из нержавейки. Очень холодно, храм почти не отапливается зимой. Пар шел изо рта. Плюс пять градусов, и вода чуть теплее. И вот в таких условиях, как в Древней Руси, крестились.

Потом все приехали ко мне в кабинет. Девушку эту опять почти скрутило с головной болью, мы ее занесли, уложили на кровать, согрели одеялами. Накормил я всех бараньим супом (тувинцы очень любят баранину), девушка тоже поела супа. И всё — головная боль у нее сразу прошла после этого и больше никогда не наступала. Уже прошло пять-шесть лет — никакой головной боли нет вообще. Окрестилась и ее маленькая дочь.

Азиат стал Филиппом, в честь апостола Филиппа, его сын стал Антонием, а жена его стала Анной. Через некоторое время они повенчались, в их семье воцарился мир. Жена его полностью изменилась, она перестала быть такой дикой, стала очень любящей, стала молиться и за мужа, и за себя, они ходят причащаться каждое воскресенье.

А рука его полностью зажила после этого в течение недели. Свищи закрылись, остеомиелит прошел. Когда мы появились в больнице, хирург очень удивился тому, что свищ закрылся. Лечением такого нельзя добиться, остеомиелит и с антибиотиками-то не проходит, а уж без них и подавно. Кости гниют всю жизнь, а потом, чтобы не было заражения, просто отнимают этот участок. Тем более что он ведь не младенец, не юный мальчик, к тому моменту ему уже 24 года где-то было.

После этого Азиат-Филипп успешно прошел операцию, у него взяли фрагмент кости из таза, смешали с искусственной костью, восполнили недостающий дефект, поставили очень сложный аппарат Елизарова. Хирурги из военного госпиталя молодцы.

Он ходил около шести месяцев с аппаратом, мое лечение способствовало тому, чтобы кость быстрее нарастала. Костные мостики восстановились, аппарат сняли, еще через полгода достали штырь из кости. Сейчас рука полностью сохранена. Он начал постепенно восстанавливать спортивную форму — преподает дзюдо и самбо в школе. Закончил третий и начал учиться на четвертом курсе дневного медицинского института. Он с того момента решил стать врачом. Я сейчас учу его древнему способу лечения иглоукалыванием в восточной школе.

Вот таким образом произошло перерождение и чудесное исцеление не одного человека, а всей семьи. У них родился еще один сын.

— Но после того как он покрестился, он стал вести церковную жизнь?

— Да, стал вести строгую церковную жизнь: никаких отклонений в тяжелые грехи, исповедуется, причащается, очень честен на исповеди.

Он рассказывал мне о своей исповеди. Это не формальная исповедь, а такая искренняя, настоящая, т.е. человек рассказывает правду обо всех своих грехах, содеянных и внутренних. Так что, человек стал действительно верующим.

© Boleem.com

Темы: 

Понравилась статья?
Поделитесь ссылкой с друзьями:

В начало страницы.

Комментарии (1)

  • Татьяна

    |

    Очень поучительная статья. Всем рано или поздно приходится задуматься о “внетелесных”причинах своих болезней. Хотя и у верующих добрых людей бывает много болезней. Я думаю, что на каждого человека у Бога свои планы, поэтому объяснить каждую болезнь и пытаться найти причины ее появления просто бессмысленно.

    Ответить

Оставьте комментарий

Изображение для комментария (GIF, PNG, JPG, JPEG)

Загрузить ещё